Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Тем словам моим ключ и замок, Крепкий забор

Оставшуюся воду повитуха выливала на голову роженице. Потом клала её на полок и начинала растирать, хлестать берёзовым веником, приговаривая: «Идёт красна девка с сухим веником, тушит-гасит банную нечисть - все сухватки и боли! Как у этого веника листки опадут, так и сухватки и боли пропадут». Также она плескала три раза на каменку воду и говорила: «Мою я рабу Божию Марьюшку во жару, во пару! Как идёт из каменки жар, а из дымника пар, так бы сходили бы с рабы Божьей Марьюшки все скорби и боли!»

После родов женщина прятала волосы под головной убор, а повитуха вывешивала у бани её рубашку, оповещая соседей, что роды кончились и мать с ребёнком можно навещать. Родные и соседи, пришедшие поздравить родителей (обряд сей назывался «отведки», «наведки», «проведки») приносили что-нибудь «на зубок» - продукты, одежду, ткань... На крестины приглашалась вся деревня, но ходили в церковь, как правило, только близкие и друзья родителей малыша.

Новорождённого заворачивали в отцовскую рубашку (обряд этот был если и не повсеместным, то, во всяком случае, широко распространённым). Бабушки-няньки стремились тем самым обеспечить малышу отцовскую любовь и привязанность, а уложив младенца на косматый тулуп, считали, что он вырастет богатым (на расстеленную шерстью вверх шубу клали ребёнка и после крещения). Белорусы полагали: если рубашку, в которой крещено первое дитя, надевать по очереди па всех его последующих братцев и сестричек у купели, то все полюбят друг друга.

Отцовская рубашка, в которую пеленали ребёнка, снималась с плеча - стирать её не полагалось: «тогда омоется отцовская любовь». Брали ношеное бельё и из практических соображений - новая одежда жёстче ношеной, к тому же не надо тратиться на пелёнки. Н. Я. Никифоровский, исследователь быта славян, в 1897 году высказал предположение, что на пелёнки рвали обноски близких родных, дабы ребёнок непременно унаследовал положительные качества родственников.

Обычно новорождённого не одевали в свою рубашку до крещения, а держали в пелёнках. Перед крещением же повивальная бабка купала ребёнка, завёртывала его в «мущинскую» рубаху, завязав в рукав хлеб-соль - «чтобы с ребёнком ничего не случилось». Малороссияне заворачивали мальчика в отцовскую, а девочку - в мамину сорочку, после чего повитуха передавала младенца куму, а тот - куме. Мальчика передавали на пороге, девочку - через гребень, после чего шли в церковь крестить. Порог и гребень символизировали пожелание мальчику стать хозяином, а девочке - пряхой.

В восприемники приглашали кого-нибудь из близких родных или хороших знакомых, но когда прежде рождавшиеся дети умирали, то, чтобы крещаемый не умер, зазывали в кумовья первого встречного. Делалось это так. Отец ребёнка выходил на улицу и, увидев кого-либо, обращался к нему (или к ней) со словами: «Пойди, введи младенца в православную веру». Отказов почти не бывало, хотя звание крёстного отца или крёстной матери влекло кое-какие затраты: кум покупал для младенца крестик, приносил свой хлеб на крестины, расплачивался со священником за свершение обряда крещения; кума же обязана была представить «на ризки» аршина три-четыре ситцу, рубашку для ребёнка и платок или полотенце священнику -- утереть руки после погружения крещаемого в воду.