Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Сопло реактивного двигателя и — сапог.

Есть ли у них что-нибудь общее? Пожалуй, ничего, разве только название, идущее от одного предка — древнерусского слова «соп» — труба. Голенище похоже на трубу, отсюда и «сапог» (от того же корня и «сопля» — штанина).

Случалось, не только богатые, но и бедные нашивали сапоги, вернее — разнашивали: барин, пошив новые сапоги, не желая набивать мозоли, отдавал их в обноску слуге; когда же обомнёт-оботрёт обнову — надевал сам.

С древнейших времён и вплоть до XX века бытовала на Руси обувь, которую не шили, а... гнули из лоскута сырой кожи или шкуры толщиной в 2-2,5 сантиметра. Называли её «поршнями», «курдами», «опанками», «постолами». Поршень представлял собой подошву, края которой стягивались у подъёма ноги лыком, шнурком или ремнём. Лучшие поршни — из свиной кожи, похуже — из конины; на Русском Севере гнули их из тюленьей кожи. Поршни — незаменимая обувь на покосе, где резучая трава. Сделанные не из выделанной кожи, а из мохнатой шкуры, они вошли в поговорку: «Поршнями медведя не испугаешь: сам космат».

Советские археологи при раскопках в Москве, Новгороде, Пскове и Старой Ладоге обнаружили довольно-таки хорошо сохранившуюся кожаную обувь русичей. Самая древняя, староладожская, сшита в VII—IX веках: мягкие ботинки, составленные из двух деталей — верха и подошвы. Лёгкие, узконосые, с невысоким подъёмом, они плотно облегали ногу, что достигалось с помощью ремешка-продержки.

Изучив находки, исследователь института лёгкой промышленности Е. И. Оятева подразделила обувь VII-IX веков на три вида: поршни, мягкие ботинки (или туфли) и сапоги. У сапог более жёсткая подошва и твёрдая задинка, нежели чем у поршней и туфель. Её коллега С. А. Изюмова в четвёртую группу выделяет полусапожки. В древнерусских летописях обувь называется «прабошни черевьи»; здесь «черевьи» — мягкие части кожи, располагавшиеся на чреве животного; из этих «черевьев» и гнулись поршни.

Извлекли из земли и чеботарские инструменты: ножи,
прямые и кривые шилья, иглы, деревянные обувные колодки, гвозди, струги (струг — нож с двумя поперечными ручками по концам для строганья вчерне). Поразительным оказалась не только их хорошая сохранность, но и похожесть орудий труда новгородских сапожников XI века на инструменты сапожников-кустарей XIX — XX века!

Замечательный русский писатель Василий Иванович Белов в 1940-е годы учился сапожному мастерству и затем в книге «Лад» передал поэзию этого нелёгкого, но почётного и всем нужного ремесла: «Сапожник, воспитывая терпение, показывает мальчонке кубышку — веретено тонкой хорошей пряжи. Через крючок, вбитый в оконный косяк, протягивает четыре или шесть нитей на длину будущей дратвы. Разделяет их пополам (по две или по три) и от крючка начинает сучить дратву. Прижимая каждую пару ниток ладонью к колену, он скручивает их, а скрученные пары, в свою очередь, уже сами скручиваются друг с дружкой. Получается дратва. Ho её, не снимая с крючка, надо ещё тщательно проварить: десяток раз продёрнуть через кожаную складку, в которую наложен вар. Один запах этого чёрного клейкого снадобья, сваренного из пчелиного воска и еловой серы, то есть смолы, приводит сапожника в особое рабочее состояние!

Однако дратва без щетинок ещё не дратва, а полдратвы. Льняные концы её, исходя на нет, кончаются тончайшими волосками. Свиная же щетина, если она настоящая, имеет особое свойство: щетинку можно расщепить, разодрать надвое вдоль. Сапожник на глазах у мальчишки берёт из пучка щетинку, расщепляет её до половины, вставляет в этот расщеп конец дратвы и осторожно скручивает его сначала с одной из щетинных половинок, затем с другой. Готово! Одно дело сделано. Теперь бери шило, шпандырь и садись тачать голенища. Ho сапожник почему-то не спешит садиться на свой низкий складной стул, он начинает протаскивать с веретена на крючок новые нити.

Несколько моточков готовых дратв всегда должны быть в запасе даже и у дурного работника.