Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Особо украшенные пояса - непременная деталь свадебного костюма как жениха, так и невесты.

Пояса служили отметкой свадебных чинов - пояса, подаренные невестой, дружко и бояре повязывали через плечо.

«Без пояса ходить - грех»,- считали крестьяне, ибо он не просто дополнял костюм, а являлся предметом священным, полученным при крещении вместе с нательным крестом. И ныне православные люди под рубашкой носят пояс с напечатанными на нём молитвами «Живый в помощи Вышнего...» и «Да воскреснет Бог...». Ходить без пояса почиталось неприличным, - особенно молиться и спать без него. Даже малолетние дети бегали по улице хотя и в одних рубашонках, но - подпоясанных.

Красный пояс, подаренный женой мужу, охранял его от лихого ока, наговора и чужих жён. Девушки и женщины подпоясывали рубаху, понёву, плахту, сарафан. На Севере, где по праздникам облачались в дорогие парчовые сарафаны, хотя и разрешалось не подпоясываться, дабы не вытерлась парча, однако в таких случаях опоясывали рубаху под сарафаном.

В Архангельской губернии вообще без пояса могла ходить лишь просватанная девушка, но это был краткий период от сватовства до венчания. В некоторых местностях священники запрещали невестам опоясывать сарафан; тогда пояс всё же повязывали по рубахе.

У белорусов невеста на сговоре опоясывала жениха, на запоинах -свата. После свадьбы она одаривала пояском за услуги тех, кто наливал воду в рукомойник, кто зажигал лучину, готовил постель и г. д. В Рязанской губернии перед отъездом в церковь свадебного поезда дружко возвращался в избу специально за кушаком, подчёркивая тем самым его особое значение. В Псковской губернии свата, собирающегося в дом невесты, ударяли пояском, приговаривая: «He я бью, удача бьёт».

У восточных славян широко бытовал обычай связывать жениха с невестой поясом или кушаком. В Рязанской губернии, связав молодых кушаком (его снимал с себя крёстный отец невесты), стукали головами, - «чтобы жили ладно да гладко». В Тамбовской губернии дружко, сняв кушак с жениха, обвязывал новобрачных и обводил их вокруг стола в знак неразрывной связи будущей супружеской пары.

В начале XX века в Псковской губернии отмечен обряд соединения брачащихся, где пояс также символизировал нерушимую связь князя и княгини. Человек, наделённый
колдовской силой, за конец пояса вёл невесту с подружками в баню. Там он опять подавал ей конец пояса и вёл на полок, оставшимся же концом пояса перевязывал невесте правую руку, ногу и грудь, приговаривая: «Ноги к ногам, руки - к рукам, к грудине - грудина», делалось эго к тому, чтобы «муж с женой в будущем шли рука об руку, нога в ногу, не расходились и любили друг друга».

С пожеланием молодой детей исполняли следующий обряд: в отчем доме на колени невесте сажали мальчика, она целовала его и дарила девичь пояс. С представлением о деторождении связан и такой обычай: вместе с поясом жених повязывал суровую нитку с сорока узлами. Считалось: сколько узлов на поясе, столько будет сыновей у молодой.

В Сердобском уезде Саратовской губернии в прошлом веке записан следующий обычай: отправляясь к жениху с подарками, подруги невесты обязательно присоединяли к ним суровую нитку, изготовленную особым способом. Невеста пряла её тайком на печном столбе, вращая веретено в левую сторону - «на отмаш», сучила её также «на отмаш», завязывала шесть узлов, опять-таки «на отмаш»: первые два - на пороге избы, другие два - на пороге сеней, последние - у ворот. Половину нитки невеста оставляла себе, другую отсылала жениху, делалось это, чтобы «отнять силу у колдунов», которым неизвестно, как и где изготовлялся этот оберег.

Кроме видимой одежды молодых обряжали и в незримую - от сглаза, от порчи, от всяческого колдовства. Существовало множество предметов (их называли оберегами), которые, как считалось, обладали охранительной силой.

Обереги входили в состав костюма как брачующихся. так и других участников свадебного действа. Их клали в обувь, в карманы, втыкали в одежду (закалывать платье невесты булавкой - этот обычай сохранился и поныне), обвязывали вокруг тела, носили на шнурке на шее, клали за пазуху. В Олонецкой, Новгородской, Вологодской, Костромской, Пермской, Орловской, Воронежской, Тамбовской, Казанской, Рязанской и других губерниях жениха и невесту по нагому телу опоясывали

кусками рыболовной сети. Почему? Сеть вязали, а узел имел охранительное значение. Если роженица не должна держать на себе ни одного узла, то невесте, напротив, полагалось иметь их как можно больше. He является ли узел и пожеланием побыстрее найти завязь, узелок новой человеческой жизни?

Охранительное значение имел и обычай опоясывать жениха по нагому телу лыком с дюжиной узлов. Опоясывая, читали двенадцать богородичных молитв («Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою. Благословенна Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших»). Это действо охраняло молодых от всего дурного.

К оберегам причисляли ягоды, листья и почки рябины: их клали в обувь невесте и жениху. На Севере в башмаки насыпали бодягу (водяное растение), на Юге и в Поволжье - просо, пшено, в центральных губерниях и в Белоруссии - льняное семя (восточные славяне приписывали льну очистительное и отвращающее зло свойство).

Амулетами-оберегами нередко выступали зубы и когти животных - носили их ещё в первобытные времена, когда предки русских считали своими прародителями рысь и медведя. В Олонецкой и Архангельской губерниях амулетами служили волчьи и медвежьи зубы, челюсти щуки и коготь с пятого большого пальца рыси: их носили на шнурке или цепочке.