Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Однако к началу XX века зараза нововведений стала проникать и в сёла.

Ещё в 1870-х годах граф В. А. Соллогуб сетовал: «В прежние годы постоянная оседлость образовала потребность. У каждого семейства был свой приход, свой неизменный круг родных, друзей и знакомых, свои предания, свой обиход, своя заветная мебель, свои нажитые привычки. Железные дороги всё это изменили. Теперь никому дома уже не сидится. Жизнь не привинчивается уже более к почве, а шмыгает, как угорелая, из угла в угол. Семейственность раздробляется и кочует по постоялым дворам. Может быть, это имеет свою хорошую сторону относительно общего рода просвещения, но мы, старожилы, не можем не пожалеть об условиях прежнего тесного семейного быта».

Развитие сети железных дорог совпало с отменой крепостного права, и мужики на зиму стали всё чаще и чаще отправляться в города на заработки. Там их и подстерегало «просвещение». «С развитием отходничества праздничная одежда крестьянина сравнялась с одеждой городского мещанина и мастерового, - писал в книге «Лад» В. И. Белов. - Большое влияние на неё всегда оказывала военная и прочая форма. Картузы, фуражки, бескозырки, гимнастёрки, ремни разрушали народные традиции не меньше, чем зарубежное или сословное влияние».

Несомненно: народный костюм не предполагал однообразия и постоянства. Тяга к обновлению, неприятие стандарта исходили и из самих недр народной жизни. Ho изменения соизмерялись со всем укладом жизни, мировоззрением. Если бальные платья светских красавиц донельзя обнажали плечи, то костюм крестьянки скрывал даже руки по самые кисти. Почему? В народе сохранялись православные понятия греховности всего плотского, высшие же сословия, воспитанные в католическом духе на европейской живописи, имели уже другие представления о грехе. Потому-то и покрой бальных платьев не контролировался здоровым народным вкусом, особенно во времена общего нравственного упадка.

Случалось, правда, что и крестьянки заимствовали формы платья у дворянок, если эти формы не противоречили их вкусам. Так, в начале XIX века в России в моду вошли «греческие» платья, подпоясанные под грудью. Вскоре традиционный сарафан крестьянки стали подпоясывать также под грудью.

Впрочем, крестьянки не имели надобности в непрестанной смене покроя, как женщины высших сословий. Хорошо объяснил причину мелькания мод в дворянских усадьбах Н.Я. Данилевский: «Если народные моды изменяются не столь часто, как моды светского общества, то вовсе не по каким-либо особым свойствам народности костюма, в противоположность общеевропейскому, а потому, что праздность, пустота светского общества, и особенно женской его половины, находит в этой непрестанной перемене главнейшее содержание, наполняющее эту пустоту его жизни. Переменчивость эта зависит много и от того, что управление модами попало в руки французов, народа легкомысленного и переменчивого по преимуществу» (Н.Я. Данилевский. «Россия и Европа». М., «Книга», 1991, с. 273).

В XIX веке одежда резко делилась на барскую и народную. Народная отличалась по губерниям, сообразно климату, традициям, обычаям. XX век революционным катком уравнял всех и вся, и крестьяне, лишённые своих ткацких станов, своих земельных наделов, вынужденные покупать одежду в магазинах (а она обезличилась: во Владивостоке на прилавках лежали блузки - близнецы воронежским, калужским, тульским), крестьяне стали колхозниками, облачённые в одежды, похожие друг на друга, как... Красота русской одежды ушла в прошлое. Навсегда?

Василий Андреевич Жуковский, загрустив о людях, близких его сердцу, уже оставивших земные пределы, утешал себя:

«He говори с гоской: их нет!

Ho с благодарности): были».

Будем и мы благодарны нашим предкам, оставившим нам такое богатое наследство: стоит только захотеть- - и оживут старинные костюмы, дивные в своей красоте... Захотим ли?