Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Не в своем седле

Даже своему обидчику китаец не нагрубит в сердцах, а пожелает с учтивой улыбкой: «Чтоб тебе жить в эпоху перемен!»

Смысл этого проклятия мы поняли, прочувствовав «прелести» жизни «в эпоху перемен» на своей шкуре: уже как лет десять перемены преследуют нас.

Выпало жить согласно древней китайской поговорке и русскому народу в начале XVIII века. Съездил царь Пётр Алексеевич в Голландию и, вернувшись, обрушил на страну такие преобразования, что в народе поползли слухи: «Царя подменили! Нашего оставили у себя, а в Москву отправили какого-то немца». Пишу слухам давали царские указы, хулящие и запрещающие всё русское и навязывающие немецкое, французское, венгерское. Что мог подумать о царе боярин, дворянин либо простой москвич-ремесленник, услышав такой царский указ «О ношении платья на манер Венгерского», оглашённый 4 января 1700 года:

«Боярам и Окольничим и Думным и Ближним людем и Стольником и Стряпчим и Дворяном Московским и Дьяком и Жильцам и всех чинов служилым и приказным и торговым людем. и людем Боярским, на Москве и в городех, носить платья, Венгерские кафтаны, верхние длиною по подвязку, а исподние короче верхних, тем же подобием; и то платье кто успеет сделать носить с Богоявлениева дни нынешнего 1700 года, а кто к тому дни сделать не успеет, и тем делать и носить, кончае с нынешния сырныя недели» (Полное собрание Законов Российской Империи с 1649 года. т. IV. СПб. 1830).

Богоявление - праздник Крещения Господня, отмечается 6 января православного стиля, то есть на пошпв венгерского кафгана отводилось всего... два дня. Реальным был второй срок, названный в указе - «с нынешния сырныя недели», по- иному - с конца февраля.

Через год Пётр Алексеевич приказывает носить иностранные одежды уже не только придворной знати и чиновникам, но и большинству москвичей и жителей других городов:

“Боярам и Окольничим и Думным и Ближним людям и Стольникам и Стряпчим и Дворянам Московским и Дьякам и Жильцам и городовым Дворянам и детям Боярским и Гостям и приказным людям и драгунам и солдатам и стрельцам и чёрных слобод и всяких чинов людям Московским и городовым жителям, и которые помещиковы и вотчинниковы крестьяне приезжая, живут на Москве для промыслов кроме духовного чипу, священников и дьяконов и церковных причетников, и пашенных крестьян, носить платье Немецкое верхний Саксонския и Фран- цузския, а исподнее камзолы и штаны и сапоги и башмаки и шапки Немецкия, и ездить на Немецких сёдлах; а женскому полу всех чинов, также и попадьям и дьяконицам и церковных причетников и драгунским и солдатским и стрелецким жёнам их и детям носить платье и шапки и кунгыши, а исподния бостроги и юпки и башмаки Немецкия ж, а Русскаго (платья) и Черкесских кафтанов и тулупов и азямов и штанов и сапогов и башмаков и шапок отнюдь никому не носнть, и на Русских сёдлах не ездить, и мастеровым людям не делать и в рядах не торговать. А кто с сего Его Великого Государя указу, станут носить платье штаны и сапоги и башмаки и шапки Русские и Черкесскня, кафтаны и азямы и тулупы, также и на Русских сёдлах ездить: и с тех людей в воротах целовальникам иметь пошлина, с пеших по 13 алтын по 2 деньги, с конных по 2 рубли с человека; также и мастеровые люди платье и сапоги и башмаки и шапки и сёдла Русские станут делать и в рядах торговать: и тем людям, за ослушание их, учинено будет жестокое наказание» (Именный указ «О ношении всякого чина людям немецкого платья и обуви; и об употреблении в верховой езде Немецких сёдел». «Полное собрание Законов...», т. IV, № 1887).

Усаживая русских на немецкие сёдла, царь не думал, будет ли им удобно сидеть не в своём седле: хотелось поскорее увидеть в Москве европейский порядок, пусть даже внешний, введённый палками. Ещё через год, в именном указе от 26 февраля 1702 года «О ношении парадного платья в праздничные и церемониальные дни», он опять возвращается к тому же:

«Великий Государь указал: Царевичам и Палатным людям в Господские праздники и Воскресные дни, и на Свои Государевы Ангелы, и на приездах и на отпуску послов и посланников, и во время Его Государевых выходов носить кафтаны верхние суконные Французские, а под ними камзолы золотные, а Генералам и Полковникам и иных чинов начальным людям, в выше писанные же дни, носить Французские суконные с украшением золотным, а камзолы золотные ж; а буде кого золотных нет, и тем ноешь и из иных парчей цветные, а Московских чинов людям и Дьякам носить Французские кафтаны и камзолы против того ж а иных нижних всяких чинов людям Французские ж, и камзолы у кого какие есть цветные. И сей Свой Великого Государя указ записать в Розряд в книгу, а но градским воротам прибить письма» («Полное собрание законов...», т. IV. № 1898).

Видимо, несмотря па угрозу «жестокого наказания», а царь был крут на расправу, новые порядки с трудом приживались: бояре, дворяне, мелкий чиновный люд неохотно меняли привычки, надеясь, что с государя дурь сойдёт и всё вернётся на круги своя. А потому продолжали шить и носить удобное русское платье. Однако блажь крепко засела в царственной голове: накануне 1705 года. 22 декабря. Пётр Алексеевич решил запретить не только ношение, но и пошив, и продажу платья русского покроя. Напомнив, что он пять лет назад приказывал сменить одежду и, перечислив всех, кому велено исполнять Cl о монаршью волю, он с 1 января 1705 года повелевал одеваться на иностранный манер, «а русских и черкесских кафганов и тулупов и штанов и сапогов и башмаков отнюдь никому не носить и мастеровым людям не делать и в рядах не торговать. А буде кто с сего Великого Государя указу, Генваря с I числа 1705 года станут носить платье, штаны и сапоги и башмаки. Русские и Черкесские кафтаны и тулупы: и с тех людей в воротах целовальникам, которые поставлены для того сбора из приказа Земских Дел, имать: с пеших по 13 алтын по две деньги, с конных по два рубля с человека. Также и мастеровые люди, платье и сапоги и башмаки станут делать, и в рядах торговать: и тем людям за ослушание их учинено будет жестокое наказание» («Полное собрание законов...», указ «О ношении всякого чина людям Саксонского и Немецкого, о неделании мастерам Русского платья, о неторговании оным в рядах, и о штрафах за неисполнении сего указа», т. IV, № 1999).