Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Намного старше валяных сапог валяные коты, чуни, кени — обувь с суконным голенищем

Вероятно, валенки и произошли от котов: первоначально валенки валяли в два приёма — изготавливали низкие валяные коты, а затем уже пришивали голенища. Впоследствии научились валять их целиком, на колодке.

В первой половине XIX века по всей России носили грубошёрстные, натёртые пемзой твёрдые и гладкие валенки, а также чёсанки: мягкие, с начёсом (отсюда— и название) валенки из тонкой поярковой шерсти. Валенки называли ещё катанками, катанцами, а в Сибири, Северном Казахстане — пимами, а валяльщиков называли пимокатами. В сырую погоду на валенки надевали лыковые ступни, а в XX веке — резиновые галоши.

Лет десять назад валенки в городе почти не встречались. Валяльная фабрика в Энгельсе почти всю продукцию отправляла на Север: волжане-горожане, бывая на морозе лишь по пути на работу и с работы, считали: валенки им ни к чему. Сегодня многим валенки пришлись и по ноге, и по нраву: обратите внимание — почти все продавцы на лотках зимой предпочитают валенки. И то — хотя «мороз не велик, а стоять не велит» в ботинках, а в толстых жарких валенках, скатанных из овечьей шерсти отчего же не постоять? Нужда вернула моду на валенки.

Так же лет тридцать назад возвратились к нам из Древней Руси женские сапожки. Наши модельеры позаимствовали их не из старинных миниатюр — «подглядели» у... парижанок: когда тамошние модницы стали щеголять в расписных сапожках по набережной Сены, тогда признали модной прабабушкину обувь и на берегах Волги, Днепра, Амура и Енисея.

А недавно, уже в конце 1990-х годов, ещё два предмета гардероба наших предков «прописались» в Европе: в Италии модницы стали щеголять в... шапках-ушанках (правда, сёстры Фенди, конструкторы головных уборов, лишили нашу ушанку стёганой подкладки, лишили тяжеловесности. Что и понятно: на берегу теплого моря уши не надо прятать от морозов); в апреле 2000 года во Франции прошла выставка «Валенки-2000».

Известный во всём мире французский кутюрье (конструктор одежды) Ив Сен-Лоран во второй половине 1970-х годов создал русскую фантазию, вдохновляясь образами северного русского костюма — начала XIX века. И его наряды произвели впечатление. Ho не спешит (или ей не дают спешить?) мода на русский костюм в Россию. А ведь наши наряды XVII или XIX веков — неисчерпаемый кладезь для модельеров и портних: ничего не надо выдумывать, бери готовое и приспосабливай к современным тканям и фабричному производству. Покрой и фасон можно подобрать на любой вкус — одних только мужских шляп в XIX веке насчитывалось столько и так они разнились друг от друга, что даже у гениального Владимира Ивановича Даля не хватило слов, чтобы их описать, и он в своём словаре нарисовал их: Вот так:

ШЛЯПА ж. мужская головная покрышка, изъ твердаго припаса; кожаная, бумажная, валяная, поярковая, соломеная апр. Круглая шляпа, съ прямою тульей, стопкою, и круглыми полями. Треугольная шляпа, служебная и лакейская. Рускія шляпы разных видов.

Владимир Иванович Даль старался каждое слово разъяснять кратко, ибо слов в русском языке много (в его словарь попали не все, и то их набралось свыше двухсот тысяч; ни в каком другом языке мира нет такого богатства!), и если бы не сжатость изложения, то пришлось бы ему к четырём толстенным томам добавлять ещё не один.

русские народные костюмы

Женщина в праздничном костюме Скопинского уезда Рязанской губернии. 1900-е годы. Фотография. «Сорока» с рогатой «кичкой»,

Его современник, этнограф и писатель Сергей Васильевич Максимов, не связанный рамками краткости, в пространном очерке «По Сеньке шапка» в начале 1880-х годов рассказал о головных уборах, как о венчавших костюм русских людей в старину, так и о тех шляпах, картузах и платках, кои начинали вытеснять прежние колпаки и кокошники, по словам С.В. Максимова, «особенно в нынешние переходные времена, когда изменяется наново всё лицо земли русской».

Хотя перемены касались и народного костюма, однако женских головных уборов — не столь явно, ибо, по словам этнографа, «здесь моде бороться труднее, потому что прицепились сюда вековые религиозные обычаи глубокой старины».

Описанием одного из них и начинает С.В. Максимов рассказ о венцах и кокошниках, повойниках и убрусах: «Головной убор женщин играет важную роль, потому что по всем законам (языческим и христианским и у всех известных народов) женщина должна являться всюду с покрытой головой. Намеренно оп- ростоволосить женщину, сорвавши платок,— значит кровно её оскорбить, покрыть её головушку несмываемым бесчестьем.

Весь женский закон на том полосами и зубчатым краем держится, ЧТО деревенская девуш- пододолу ка до замужества обязательно заплетает волоса в одну косу и имеет право пустить её по спине открыто, украшенную мимоходом алыми лентами. Она не покрывает голову по праву, представленному незамужним, но как только расплетут ей после венца косу на две прядки и покроют голову, она уж перестаёт считаться и называться девицей: девушка становится бабой».

Перечисляя «головные покрышки» женщин, писатель замечает: «Самые главные и наиболее употребительные: кика, или кичка, кокошник и сорока. Они всем известны, потому что, например, «сороку» носит чуть ли не целая половина России».

Если порты и штаны, видоизменившись, превратились в брюки; если кафтан, приобретя новый покрой, стал пиджаком; если епанча, став не суконной, а прорезиненной, называется ныне плащом, то кики, сороки, кокошники, венцы— почти все старинные русские женские головные уборы напрочь исчезли не только из обихода, но и из памяти народной. Спроси сегодня, чем венец отличается от кокошника, а убрус от ширинки — многие даже и не поймут, о чём идёт речь. А ведь стёрлись не какие-то малозначительные детали костюма — наиболее красивые.

Искусствовед Ф.М. Пармон подразделил девичьи головные уборы на: