Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

«Купи шубку крытую, а одёжу шитую».

На испод шубы употребляли меха: беличий, песцовый, рысий, заячий, лисий, куний, соболий, бобровый, горностаевый. В старинных рукописях встречаются выражения: «сторожковый мех», «сторожковая шуба». Что же за зверь такой— сторожок? А это— всего-навсего... собака! С долей юмора так называли пёсий мех. Понятной становится и поговорка — «Шуба дом стережёт». Конечно, не князья её носили, хотя согревала она не хуже собольей.

На покрышку брали всё те же заморские ткани — бархат, атлас, объярь, камку, тафту и сукно. Украшали кружевом, нашивками. Застёгивались шубы пуговицами или кляпышами с петлями, иногда— шнурами с кистями. У царя Бориса Годунова была «шуба горлатная лисья, на ней сукно вишнёво лун- дыш; на вороту 9 кляпышов сажены жемчугом и канителью; 24 петли золота и с прорешными концы обнизаны жемчугом; на прорехах по пуговке по канительной».

Были шубы столовые, панихидные, ездовые, санные. По покрою различались шубы русские, турские и польские.

Русская шуба, массивная и длинная, почти до пола, расширялась книзу (в подоле — до трёх с половиной метров). Длинные рукава спускались, как и у охабней, почти до земли; имели спереди до локтя прорезы для продевания рук. Широкий отложной воротник и обшлага — меховые. Русская шуба походила на охабень и однорядку, но отложной воротник начинался от груди. Запахивалась она, как и прочие одежды, правой полой на левую. По обеим сторонам подола делалось по одной прорехе, частию для удобства в ходьбе, а частию для того, чтобы видны были украшения сапогов.

При описи одного крестьянского имущества оказались «в чулане... шуба овчинная, крыта крашениной, у нея 12 пугвиц медных». Простой народ выручала овца. В ходу был и заячий мех. В ненастную погоду шубы носили вывернутыми наизнанку — с шерсти капли дождя скатывались. Нагольный овчинный тулуп, нагольная шуба — это не те, которые надевают на голое тело, а те, кои сами голые: выделав шкуру, шили шубу голой кожей вверх, мехом — внутрь. Богатые с пренебрежением звали крестьян в таких шубах «наголыциной». Хотя, случалось, и цари в них ходили, полагая, что достоинство меха только скрывается посторонними прикрасами. Так, однажды государь Михаил Феодорович сидел за парадным столом «в нагольной шубе».

Турские или турецкие шубы отличались от русских только широкими рукавами, которые делались иногда одинокие, а иногда двойные; первые простирались до кистей рук; из двойных же — одни, не доходившие до локтей, были собственно для рук, а другие, очень длинные, висели сзади и служили только для украшения. Турская шуба — парадная одежда, носили её обычно внакидку.

Польские шубы имели, вместо отложного, узенький воротник и, вместо петлиц, шнуров и пуговиц, застёгивались только у шеи запоною; они делались с просторными, хотя и не слишком широкими рукавами, простиравшимися до оконечностей рук и имевшими меховые обшлага.

Отличались шубы и тем, какие шли на них части меха: шубы делались из одних пупков, или из одних черевов (животов), или одних хребтов, соответственно и назывались: пупковая шуба, черевая, хребтовая, горлатная и т.п.

Изготовлением шуб славились целые уезды, такие, как Пошехонский Ярославской губернии. Ф. М. Пармон в книге «Русский народный костюм...» пишет: «Особой известностью пользовался романовский овчинно-шубный промысел (Ярославская губерния). Считают, что начало промыслу было положено около 300 лет назад, в годы правления Петра I. Овцы романовской породы были выведены путём скрещивания местных овец с силезскими, выписанными Лефортом. Благодаря ценным качествам овчины г. Романов стал центром шубного производства России. (...) Создавались целые поколения кустарей, живших «от иглы» и насчитывавших в своей родословной не одно поколение шубников. (...) С аршином в руках, с ножницами за кушаком, с сумкой и утюгами за плечами — каждую осень большие партии портных выходили в разные стороны из родимых сёл и деревень. Операции, которые выполнял шубник, заключались в раскрое овчины, изготовлении из неё одежды, расчёсывании на готовом изделии волоса, завивке волны и пр. Кроме того, шубники по желанию заказчика выстрачивали изделие разноцветными нитками и обшивали мехом морского котика или овчиной. Шубным промыслом занимались исключительно мужчины».

А нашивали её и мужчины, и женщины. Женские верхние одежды никогда не подпоясывались и застёгивались сверху донизу.

Иногда костюм боярыни весил килограммов пятнадцать- двадцать. Тяжеловесный сей наряд делал фигуру малоподвижной, придавал гордую осанку, плавность походке: недаром девушек величали лебёдушками.