Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Кроме охранительного, обряд сей имел и демонстративный характер.

Дружко, снимая покров кнутовищем плети, спрашивал: «Хороша ли молодая?» Ему кричали: «Хороша!» Или свекровь подходила к невестке со сковородником и, поднимая им шаль, спрашивала: не крива ли молодая, не слепа?

В Вятской губернии в начале XIX века обряд снятия покрова состоял в следующем: одна из родственниц жениха снимала с головы невесты покрывало, прикрывала им брачащихся, вращала им трижды вокруг них, клала его в шапку жениха и ставила её в передний угол.

В Нижегородской, Калужской, Пензенской, Гродненской и некоторых других губерниях жених в продолжении всей свадьбы не снимал меховую тапку, даже если на дворе стояло знойное лето - опять-таки из опасения порчи от лихого человека.

Шапка жениха отмечалась каким-либо украшением: цветком, бантами из лент. Малороссияне пришивали квітку, и пришивание составляло целый обряд. Сестра жениха несла квітку, сшитую из лент, с гремя свечами. Старшая дружка брала шапку молодого и, отколов квитку от молодой, пришивала её к шапке жениха. При этом дружко надевал на молодого свою шанку, чтобы он не сидел с открытой головою, а сам надевал шапку боярина, тог снимал шапку ещё с кого-нибудь, и так все парубки сидели в чужих шапках. После того, как дружко выкупит у старшей дружки шапку жениха с пришитой квиткой, происходил обмен шапок в обратном порядке, и все опять оказывались в своих головных уборах.

В XIX веке у белорусов в момент причитания невесты на неё набрасывали шубу и шапку жениха. Один из вариантов обряда с шапкой - обряд на девичнике, где жених должен был угадывать невесту среди девушек, накрытых шалью, и ударить её своей шапкой по голове. Если не угадывал - платил девушке, которую принял за невесту. В малороссийской свадьбе характерен такой эпизод: когда окручивали невесту, одевали на неё очіпок, она скидывала его дважды, в третий раз жених сам надевал на неё свою шапку, и невеста оставалась в ней.

Надевание невестой головного убора жениха символизировало её переход в род мужа, - так же, как и разувание в клети: молодая снимала с жениха сначала правый сапог, в котором находила деньги и брала их себе. Символика этого обряда, известного ещё из летописей, дополнялась тем, что в другой сапог иногда клалась плётка.