Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Кокошник - сорока-то - красивый был!

Весь золотом украшен. Там ниточки золотые. Ну, у нас редко у кого уже была золотом расшитая сорока. Один раз собралась я надеть такой кокошник, и то не удалось. Он не у каждого был. Илюшина сестра выходила замуж, а мне - свашкой быть. Ну н вот я говорю: «На своей свадьбе я не надела сороку, так хоть свашкою надену сороку». Ага. И собираюсь.,, собираюсь. Тогда приходят, - а Илюшин двоюродный брат женился, не сестра. Приходит его мать и говорит: «Настя, ты знаешь чего?» Я говорю: «Чего?» - «Дашка прямо слезами...» Это другая, невестина брата жена. «Говорит, Настя ещё успеет побыть свашкою, у неё золовки есть, и сёстры есть, а у меня никого нет, я если у Мишки не побуду свашкою, тогда нигде не побуду». Ну, и я уступила ей место. Это в 1935 году было. Тогда я солдаткой была, Илюша в армии служил. И вот у нас на свадьбе поют, обыгрывают, и деньги за это берут, и вот я говорю им: «Обыграйте моего Илью Григорьевича». Они и начали петь: «Илеечка Григорьевич по терему ходил, Настасьюшку Андреевну он за рученьку водил. Пойдём со мной. Настасьюшка. во зелёненький садок, сорвём с тобою мы аленький цветок». Ага, и теперь они: «Настасия Андреевна, кланяется девушка с песенкой». Я говорю: «Занят, на посту стою». Ой. как Илюшин дядя как расплакался, как расплакался: «Мы тут гуляем, а он на посту стоит», - смеётся Анастасия Андреевна.

Максим Сергеевич Соснин, Пензенская губерния:

«Первый раз сапоги я купил - уже парнем был, а то всё в лаптях. Мне под венец идти - а в чём? У соседа валенки взял - так в чужих валенках и венчался, в феврале дело было. Невеста, моя Наталья Петровна, царствие ей небесное, в войлочных ботиках, в галошах. Жакет в горошек, юбка - в этом она и венчалась.

Антонина Емельяновна Мельникова, Тульская губерния:

«По великим праздникам, на Пасху, на Рождество - в лаптях не ходили...

(В грамоте Книриана Псковского говорится: «А мужи бы к святому причастию во вотолах не приходили, но снимая вотолы». Вотола ~ грубая, толстая ткань, дерюга, у которой основа посконная, а уток из льняных охлопьев. 15 церковь полагалось надевать все лучшее, тем более в праздничный день. - В.В.)

Валенки я надела, когда в школу пошла, а так - и летом, и зимой - в лаптях. Отец плёл лапти из верёвок. Каждый мужчина должен был уметь плести лапти. Зимой онучи из сукна домашнего - ногу обернёшь, сверху портянка, и - и лаптях по снегу».

Анастасия Андреевна Серищева, Воронежская губерния:

«В лаптях и я ходила. У отца я жила - там никто в лаптях не ходил, а вот вышла замуж - там Илюшин отец плёл лапти и обувал. Бывало, свёкор сплетёт, - «обувайся, - говорит, - в лапти». У нас и лати, и чирики были.

А что такое чирики?

Чирики - как тапочки, но они - как башмаки. Ho башмаки - сзади петлю делали на пятке и зашнуряли крестом, а тут, впереди, на подъёме, завязывали. А чирики шили прямо вот такие высокие, как полусапожки. Из телячьей кожи, из лошадиной. Кто сам выделывал, кто - отдавал. У нас отец сам и овчины делал, и кожи делал, мой отец. Выделает кожу, а тогда только пригласит чеботаря, он и нашьёт. И подошва кожаная была, и ноги гак не болели. Носили чирики долго, дольше, чем сейчас.

-- А лапти? Я слышал, их недели на две хватало.

Ну что вы! Бывало, свёкор сплетёт их, а тогда подошву, потоньше верёвочкой, как шнур вот у вас, - показывает на тонкий, миллиметра два в диаметре шнур, коим микрофон соединён с диктофоном, » из конопли верёвочка. Вил верёвку, и тогда эту подошву замуровывал. И долго носилось. И оно теплее так-то. На всё лето хватало. И зимою ходили в лаптях. В лаптях теплее, чем в кожаном.

И ноги не мёрзли? Портянки наматывали?

Портянки - это одно. Шерстяные онучи от мороза согревали. Ткали шерсть, пряли, конечно, гонко, ткали, а тогда отдавали - валюшня называлась, - валяли, оно прямо сплошное, как войлок, сукно, и этим обматывали ноги. Ну это, конечно, мужчины. А женщины - чулки рядовые вязали. Почему рядовые? Вязали не спицами, а одной иголкой, такой, как крючок, и вязка получалась толстой, с палец толщины, и рядами пряжа свивалась. Вот в таких рядовых чулках зимой женщины ходили. Чулки без пяток вязали: как мешок свяжешь... Варежки гоже вязали вкруговую, на какую хочешь руку надевай. Лапти сызмальства носили. Бывало, дед у нас лапти для детей плёл: как только пойдёт внук - лапоточки ему вяжет. Такая свайка у него была, ею и вязал. Валенок почему-то мало было, хотя у каждого во дворе - овцы.
-
Антонина Ивановна Кострюкова, город Саратов:

«Лапти и ступни в Каменке носили. Ступни - эго такие прочные, даже вода не проникала. Плели из того же, что и лапти, только вязка другая. Крепки; а формой - как ботинки: маленькая лазеечка туда. Это - для дома».

Максим Сергеевич Соснин, Пензенская губерния:

«Ступни - другой формы, как галоши. В ступнях ходили дома, а по деревне, в лес пойти - в лаптях. Лыки начинали драть - как сок пойдёт, по весне: так она отстаёт хорошо, отлётывает шкура. Полежит, мягкая делается, хорошо режется. Узкая, уже пальца полоска, лычка. С молоденьких деревьев драли, с больших она не пойдёт. С лыка и лапти, и ступни гшели.

Говорят, ступни и воду не пропускали?

Ну как? Пропускают воду... Как неплотно сделаешь...

Лыко оно лыко и есть, пропускает».

Феодосья Васильевна Коваленко, Самарская губерния:

«Лаптей у нас не было, не из чего было плесть - степь же кругом, леса нет. Топили и то не дровами - кизяками. Кизяки - это сухой коровий помёт. Летом высушивали, а зимой топили.

Лапти я видела, когда в Петровске гостила (Саратовской губернии - В. В.). Один там мужчина пришёл в марте, в лаптях, замотанный в портянках. Говорит, в балке глубоко, снег подтаял, он и замочил. Я ему: «У вас же ноги мокрые». Он - «Ta? Чё они мокрые? Сверху только». Стал разматывать портянки - там сухие. Вот вам и портянки в лаптях.

А у нас в деревне портянки мужики с сапогами носили: носок, потом портянка. Валенки - те без портянок, просто в носках. Калоши мало у кого были, их с чёсанками носили. Чёсанки это тонкие валенки, тонкой валки».

Анастасия Михайловна Шокурова, Уфимская губерния:

«У нас тятя сам плёл лапти. Он и лапти плёл, и калоши. Вот я девчонкой была, ой, бывало, наденешь и идёшь.

He промокали?

Как они не промокали? Лыко как не промокнет? Конечно, промокали. Ну, уж зря-то но воле больно-го не ходили. А по мокру-то ходили, хорошо, можно в них ходить было. А если по воде пойдёшь, конечно, зачерпнёшь, промочишь. Вот к тем лаптям колодки подделывали, если больно уж много воды, как колодку деревянную сделают и пришьют к лаптям. На колодках ходили. И к калошам пришивали».
-
Анастасия Андреевна Серишева, Воронежская губерния:

«В обуви домой заходили. Полы были глиняные. Как суббота - коровий навоз разводишь и мажешь. Загнетку у печки подбелишь, и грудку.

А коровий навоз зачем?

В глину его добавляли, чтобы полы не трескались, чтоб прочнее были».

Феодосия Васильевна Коваленко, Самарская губерния:

«Полы у пае хоть и деревянные были, некрашеные, но холодные. В комнате пятнадцать градусов - что жарко... Дома зимой в валенках ходили. Валенки сами катали. У нас через улицу котях жил, мой крёстный. А летом но дому в черевиках ходили. Черевики короткие, кожаные, как туфли. Их без чулков носили: надел и пошёл. Тапок не было, черевики. Тогда идёт сколько грязи есть, столько и песет в комнату. Тогда не разувались. «Куда ты грязный!» - «A-а, помоешь. тебе делать нечего...»

Пётр Фёдорович Вольмантов, 1908 года рождения, город Новгород:

«')ю сейчас приходишь в гости, разуваешься какую-1о чушь придумали. А раньше снял калоши и идёшь, сапоги-то чистые. Раньше и плащи были: хоть целый день по дождю ходи, не промокнешь. Наверное, брезентовые были.

(Феодосия Васильевна Коваленко, Самарская губерния: «У нас из брезента гейши шили. Гейша это коротышка, рабочая одежда, зимняя одежда, как пиджачок коротенькая. Из брезента, а внутри - шерсть, стёганая, как фуфайка»).

У отца и брата лакированные сапоги были - здесь сборки, - показывает на подъём и на щиколотки, - а голенища - блестят, как зеркало. И на сапоги калоши надевали. А зимой - валенки. Валенки были и выше колена, тонкие, гнулись».

Анастасия Михайловна Шокурова, Уфимская губерния:

«Дома в обуви не ходили. Тапочек не было, зимой - валенки носили. По двору ходят, убираются - старые валенки; зашли в комнату - старые валенки скидывают; а чистые валенки надевают и ходят по полу».

Антонина Ивановна Кострюкова, город Саратов:

«В деревне чтоб девчонка в подшитых валенках вышла? Ни в коем случае! Новые. Старые - для дома. В деревне валенки валяли валяльщики. И чёрные, и белые были валенки, но в основном - чёрные.

Летом в деревне мужики по улицам ходили в носках, в чулках шерстяных.

А кроме носков?

Ничего, прямо в носках по траве.

Протирались же...

Ну и что? Это я сама видела в Каменке, в нашей деревне. По траве прямо в носках. Я всё удивлялась.