Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Когда цветочки опали, то на месте их показались зелёные головки.

Когда головки забурели и подсохли, мать и сёстры Тани повыдергали весь лён с корнем, навязали снопиков и поставили их на поле просохнуть. Когда лён просох, то стали у него головки отрезывать; а потом потопили в речке безголовые пучки и ещё камнем сверху навалили, чтобы не всплыл.

Печально смотрела Таня, как её рубашечку топят; а сёстры тут ей опять сказали: «Славная у тебя, Таня, рубашка будет!»

Недели через две вынули лён из речки, просушили и стали колотить сначала доской на гумне, потом трепалом на дворе, так что от бедного льна летела кострика во все стороны. Вытрепавши, стали лён чесать железным гребнем, пока он сделался мягким и шелковистым. «Славная у тебя рубашка будет!» — опять сказали Тане сёстры. Ho Таня подумала: «Где же тут рубашка? Это похоже на волосики Васи, а не на рубашку».

Настали длинные зимние вечера. Сёстры Тани надели лён на гребни и стали из него нитки прясть. «Это нитки! — думает Таня. — А где же рубашечка?»

Прошла зима, весна и лето, настала осень. Отец установил в избе кросна, натянул на них основу и начал ткать. Забегал проворно челночок между нитками, и тут уже Таня сама увидела, как из ниток выходит холст.

Когда холст был готов, стали его на морозе морозить, по снегу расстилать; а весной расстилали его по траве на солнышке и взбрызгивали водой. Сделался холст из серого белым, как кипень.

Настала опять зима. Накроила из холста мать рубашек; принялись сёстры рубашки шить и к Рождеству надели на Таню и Васю новые, белые как снег рубашечки».

Восточная пословица замечает: «Если сказать сто раз «халва, халва», — от этого слаще во рту не станет». А русская пословица утверждает обратное: «Если сто раз назвать человека свиньёй, то он захрюкает». Слово имеет огромную силу, как созидательную, так и разрушительную. Вероятно, каждый слышал выражения: «Домострой», «он живёт по домострою». Школьные учебники утверждают: Катерина из пьесы А. Н. Островского «Гроза» погибла, выражая протест против домостроевского уклада жизни. «Лучшие умы» прошлого века — Тургенев, Л. Толстой, Короленко, Горький, тем более писатели советского времени внушали мысль о Домострое как о плётке в руках отца. Если он не пускал дочь на дискотеку, не разрешал ей дружить с подругами сомнительного (а то и несомненно порочного) поведения — его упрекали в приверженности к Домострою.

Я неоднократно повторил слово «домострой», не поясняя, что же это такое. Примерно так поступали и критики Домостроя: обвиняли его в мракобесии, ругали на все лады за реакционность, и в умах людей сложилось впечатление: Домострой — это плохо. Ежели кто хотел узнать, а что именно плохо, ему толкователи Домостроя отвечали: «Разве хорошо, коль муж бьет жену, лупит детей?» И якобы цитировали: «Да убоится жена мужа своего». Тут даже самый недоверчивый соглашался: это действительно ужасно.