Herve Leger

Изящная женская мечта

Интересные публикации

Авторские работы


Перстень «Хрустальные сумерки»...

Ожерелье-отделка «Золушка»

Авторские элементы и приемы Е. Степной

...

Заправка концов нитей способом Е. Степной

Концы нитей, остающиеся от начала работы или в...

Элемент «кольцо в кольце»

В кольце — классический элемент фриволите —...

Серьги «Хрустальные сумерки»

Этот фрагмент состоит из одних только колец,...

Колье «Зимняя ночь»

Перед началом работы нанижите на нити челноков...

Схемы для плетения одним челноком

...

Бисер нарочито неправильной формы

...

Что же такое техника АНКАРС?

В 1996 году, давая AHKAPCy определение «...

Мода Анкарс

В литературе об истории возникновения...

Статьи

Интересные статьи

Коротко о главном: ремонт iPad Air 2
Среди современных гаджетов большой популярностью...
Какой букет выбрать для девушки?
Каждая представительница прекрасного пола любит...
Как грамотно выбрать чернозём?
Современный рынок предлагает покупателям...
L'CARVARI — фирменная обувь и аксессуары для мужчин и женщин
Искусным соединением отличного качества и...
Как происходит заправка картриджей?
Современные технологии не стоят на месте. Сегодня...

Его имя - Иоанн Готлиб Георги.

В 1797 году в Санкт-Петербурге вышла его книга «Описание всех, обитающих в Российском государстве, народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий п прочих достойностей». На титульном листе IV тома (из этого тома, с. 145-146, и взят вышеприведённый отрывок) помечено: перевод с немецкого подлинника, в Санкт-Петербурге напечатанного, под названием «Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вере, обыкновенных. жилищ, одежд и прочих достопамятностей».

Иоанн Готлиб, родом из Померании, в России обрёл вторую родину; сподвижник Палласа и Фалька, в 1770-х годах исследовал Астраханский кран, берега реки Урал, Исетскую провинцию, Барабинскую степь, Алтай, Иркутский и Байкальский край, Даурию. Россию и русский народ он знал и любил не меньше многих русских, и эта симпатия к русским обычаям н быту - отличительная особенность его этнографических трудов, К сожалению, издал он их в 1776-1780 годах на немецком языке; книгу тут же перевели на французский и на русский языки, однако на русский - не полностью. Что же смутило переводчиков? He откровенные ли суждения о талантливости русского народа? В 1787- 1802 годах Георгий издал в Кенигсберге 9-ти томное географическое описание страны - ценный труд, ЯВИВШИЙСЯ фототипом всех дальнейших руководств HO географии России.

Прогресс, цивилизация, интеграция, общечеловеческие ценности да общеевропейский дом - обо всём этом И. Г. Георги, как и все его современники, и понятия не имел, однако он не сомневался в том, что не доступно уму экономистов-россиян конца XX века: «He оспоримо, что в Империи, обширнейшей под Небесами, в Империи многолюдной и многоплодной роскошь может быть не избежна и даже на Иностранныя произведения с умеренностью позволена; но нужно бы при том непременно всякому Россианину помнить, что кто покупает товар иностранный, вместо отечественного, тот похищает Государственное иждивение, и лишая граждан своих пропитания, ущербляет оное и у себя; что деньги свои бросает он в такую бездну, из коей никогда уже не достанет оных, а что данныя согражданину, рано или поздно, паки возвратятся к нему, Взы- мая от Иностранных житейския потребы и зловредныя моды, передадут, со временем, все деньги свои, и будут для них только в земле рыться, дабы заплатить суровыми и малоценными произведениями своими долги, в кои вошли, покупая у Иностранцев, легко сделанныя ими игрушки. Когда не станут рачигь о возделании собственной земли, о заведении рукоделен, вододейственных горнил и ремёсел, а всякия изделия, и даже производимая дома, брать от Иностранных, и тем доставлять им усугубление богатств: то тем споспешествовать будут учиниться Иностранным многолюднее и сильнее себя, а при том и скуют сами себе оковы, коими Чужестранцы укрепят их в тяжкой своей зависимости».

Православные знают: Господь наказывает грешников тем, кто к чему порочную склонность имеет. На рубеже XVIII

веков русское общество без меры увлеклось французскими нравами, обычаями, языком. И получило - нашествие Наполеона. Ho и гроза 1812 года не отрезвила господ. А. С. Пушкин в повести «Барышня-крестьянка» поведал о новом увлечении дворян: о ген Лизы, героини повести, Григорий Иванович Муромский, «был настоящий русский барин. Промотав в Москве большую часть имения своего и на ту пору овдовев, уехал он в последнюю свою деревню, где продолжал проказничать, но уже в новом роде. Развёл он английский сад, на который тратил почти все остальные доходы. Конюхи его были одеты английскими жокеями. У дочери его была мадам англичанка. Поля свои обработывал он по английской методе...»В этой же повести Пушкин, едва ли не первый из наших писателей, представил читателю бездну, образовавшуюся между правящим классом и народом. Лиза, захотев тайно взглянуть на соседа-помещика Алексея, решила нарядиться в крестьянскую одежду. «На другой же день приступила она к исполнению своего плана, послала купить на базаре толстого полотна», - пишет А.С. Пушкин. Примечательно, что народный костюм отличался от барского. так сказать, даже наощупь: как гут не вспомнить загадку о рубашке: «У бедного толсто, у богатого тонко, всегда при себе». В отличие or княжон и княгинь времён Иоанна Грозного, наши барышни в начале XIX века уже отвыкли от иголки: Лиза «с помощью Насти
скроила себе рубашку и сарафан, засадила за шитьё всю девичью, и к вечеру всё было готово. Лиза примерила обнову и призналась пред зеркалом, что никогда ещё так мила самой себе не казалась». Ещё бы: всё естественное несравненно лучше вычурного и изысканного. Недаром же молодой барин Алексей, с которым шла знакомиться Лиза в крестьянском обличие, не обращая внимания на дворянок, заглядывался на дворовых девок. Приглянулась ему и Лиза, назвавшаяся дочерью кузнеца. Он. чтобы не смущать застенчивую крестьянку, также назвался камердинером молодого барина. И тут же встретил Лизину насмешку: «А лжёшь. сказала она. не на дуру напал. Вижу, что ты сам барин». На вопрос, почему она так полагает. объяснила: «Да как же барина с слугой не распознать? И одет-то не так. и башень иначе, и собаку-то кличешь не по-нашему».